"О какой это былъ заколдованный кругъ! Если бы вторженiе Комаровскаго въ Ларину жизнь возбуждало только ея отвращенiе, Лара взбунтовалась бы и вырвалась. Но дѣло было не такъ просто. Дѣвочкѣ льстило, что годящейся ей въ отцы красивый, сѣдѣющiй мужчина, которому аплодируютъ въ собранiяхъ и о которомъ пишутъ въ газетахъ, тратитъ деньги и время на нее, зоветъ божествомъ, возитъ въ театры и на концерты и, что называется, «умственно развиваетъ» ее. И вѣдь она была еще невзрослою гимназисткой въ коричневомъ платьѣ, тайной участницей невинныхъ школьныхъ заговоровъ и проказъ. Ловеласничанье Комаровскаго гдѣ нибудь въ каретѣ подъ носомъ у кучера или въ укромной аванложѣ на глазахъ у цѣлаго театра плѣняло ее неразоблаченной дерзостью и побуждало просыпавшегося въ ней бѣсенка къ подражанiю. Но этотъ озорной школьнический задоръ быстро проходилъ. Ноющая надломленность и ужасъ передъ собой надолго укоренялись въ ней. И все время хотѣлось спать. Отъ недоспанныхъ ночей, отъ слезъ и вѣчной головной боли, отъ заучиванiя уроковъ и общей физической усталости.

Онъ былъ ея проклятiемъ, она его ненавидела. Каждый день она перебирала эти мысли заново.

Теперь она на всю жизнь его невольница, чемъ онъ закабалилъ ее? Чемъ вымогаетъ ея покорность, а она сдается, угождаетъ его желанiямъ и услаждаетъ его дрожью своего неприкрашеннаго позора? Своимъ старшинствомъ, маминой денежной зависимостью отъ него, умѣлымъ ее, Лары, запугиванiемъ? Нѣтъ, нѣтъ и нѣтъ. Все это вздоръ. Не она въ подчиненiи у него, а онъ у нее. Развѣ не видитъ она, какъ онъ томится по ней? Ей нечего бояться, ея совѣсть чиста. Стыдно и страшно должно быть ему, если она уличитъ его. Но въ томъ то и дѣло, что она никогда этого не сдѣлаетъ. На это у нее не хватитъ подлости, главной силы Комаровскаго въ обращенiи съ подчиненными и слабыми. Вотъ въ чемъ ихъ разница. Этимъ и страшна жизнь кругомъ. Чем она оглушаетъ, громомъ и молнiей? Нѣтъ, косыми взглядами и шепотомъ оговора. Въ ней все подвохъ и двусмысленность. Отдѣльная нитка, какъ паутинка, потянулъ — и нѣтъ ея, а попробуй выбраться изъ сѣти — только больше запутаешься. И надъ сильнымъ властвуетъ подлый и слабый."

Борисъ Пастернакъ. "Докторъ Живаго".


Открыточный форматъ.

На оборотной сторонѣ: На память дорогому дядѣ отъ Юли А.

7 III 1915.