«Что есть красота, гдѣ начинается она? Это предразсудокъ, что красота всегда предстаетъ раскрытой, положительной и совершенной. Напротивъ — она приходитъ и исчезаетъ, созрѣваетъ и искажается... Предразсудокъ также и то, что опредѣленiе красоты можно свести къ правильности чертъ, формъ и красокъ: напротивъ — все оживляетъ именно душа; все рѣшаетъ именно живое выраженiе; именно внутренняя красота дѣлаетъ внешнюю гармоничность истинной красотой! И эта внутренняя красота имѣетъ тайную власть, которая превращаетъ неправильныя черты въ плѣнительные, да, плѣнительно красивые, измѣняетъ и освѣщаетъ ихъ. Каждый человѣкъ получаетъ свое лицо и свое тѣло не какъ нѣчто окончательное, разъ навсегда завершенное, а скорѣе какъ исходную точку, предварительно данный матерiалъ, пластическая обработка и формированiе котораго предоставляется, довѣряется, поручается его душѣ. Онъ долженъ жить въ своемъ тѣлѣ и творить его; а то, что онъ переживаетъ въ душѣ, непосредственно и неизбѣжно запечатлѣвается въ его тѣлѣ и въ чертахъ его лица. Вѣдь, какъ говорилъ Гете: «Что внутри — то и снаружи». Внутреннее уродство искажаетъ самое красивое лицо; внутренняя красота освѣщаетъ и облагораживаетъ самыя неудачныя черты такъ, что онѣ становятся незамѣтными. Внутренняя гармонiя, доброта, достоинство, идейное богатство, сила характера, любящее сердце и веселый нравъ — если все это лучится изъ очей, одушевляетъ лицо, управляетъ движенiями, кто видитъ тогда математически неправильныя черты, несовершенныя краски, недостатокъ внешней красоты? Тогда духъ властвуетъ над тѣломъ; тогда прекрасная душа говоритъ изъ внешне некрасиваго тѣла — и тѣло выражаетъ это — дѣлая его, некрасивое, красивымъ.»


Иванъ Александровичъ Ильинъ. «Книга раздумiй и тихихъ созерцанiй».