Ганина Яма.


Я буду помнить этотъ лѣсъ высокiй,

Святую тишину и благодать,

И звонъ церквей, призывный и глубокiй,

Что заставляетъ сердце трепетать


Отъ той ночи Ипатьевскаго дома,

Перевернувшей всю страну и мiръ,

Оставивъ за собой 100 лѣтъ разгрома,

И превратившей жизнь въ безумный пиръ.


Когда глумились такъ жестоко и убого

Надъ Вѣрою, Россiей и Царемъ,

И безъ стыда и страха передъ Богомъ

Водили на экскурсiи въ тотъ домъ.


И каты напивались на досугѣ,

Чтобъ позабыть весь тотъ ночной кошмаръ,

Ту кровь, въ знаменьи сложенныя руки

И добивающихъ штыковъ ударъ,


И ту дорогу въ лѣсъ до старой шахты,

Гдѣ вновь терзали Ихъ тѣла и жгли,

И рѣзь въ глазахъ отъ кислоты, и затхлый,

Сырой туманъ, идущiй отъ земли.

 

И Богъ, смотря съ Небесъ на эти муки

Страданiй тѣхъ, кто править рождены,

Въ печали опустилъ Онъ руки,

И въ гнѣвѣ отвернулся отъ страны.


Лишивъ людей даровъ благословенья,

Пославъ кровавыхъ войнъ невзгоды, моръ,

Чужихъ народовъ полное презрѣнье,

Исполнилъ свой суровый приговоръ.


Но все же Онъ оставилъ намъ надежду

На покаянье, возвращенiе къ себѣ

И далъ дорогу тѣмъ кто, поднявъ вѣжды,

Пошелъ по ней въ спасительной мольбѣ.


***


…Здѣсь до сихъ поръ летаютъ Ваши души

Надъ лѣсомъ и намоленнымъ Крестомъ,

Гдѣ наши слезы лишь Господь осушитъ,

Прощая насъ благимъ своимъ перстомъ.



20 iюля 2020